125 лет со дня рождения поэта Эдуарда Георгиевича Багрицкого (1895–1934)


   Эдуард Багрицкий родился 3 ноября (22 октября по ст. стилю) 1895 года в Одессе, в зажиточной еврейской семье. Отец, Годель Мошкович Дзюбин (Дзюбан), служил приказчиком в магазине готового платья. Он был неудачливым коммерсантом — открытый им собственный небольшой магазин вскоре разорился. Жизнью сына отец интересовался мало. Багрицкому запомнился его необычный подарок — клетка с птичкой. Любовь к птицам он сохранил на всю жизнь.

   Мать, Ита Абрамовна Дзюбина, старалась следить за модой, красиво одевалась и стремилась к тому, чтобы в семье «все было прилично». Большая фантазерка, она любила воображать себя героиней прочитанных книг. Ее сын получил необычное для еврейского мальчика имя в честь английского короля Эдуарда Исповедника, героя ее любимого исторического романа Э. Бульвер-Литтона «Король англосаксов». Единственный ребенок, Эдуард был в центре внимания матери, бабушки и тети. Он много читал, любил сказки, мифы, предания. В первые годы учебы в реальном училище был круглым отличником. Родители видели в мальчике будущего адвоката, врача или талантливого инженера, но в возрасте 12–13 лет Багрицкий «отбился от рук», начал прогуливать уроки, получать плохие отметки. Исключение составляли только история и словесность, по которым он был лучшим учеником в классе. Также увлекался биологией, книга Брема «Жизнь животных» входила в число любимых. Проводил много времени на природе, рыбачил. Весной, вместо занятий, раскидывал силки и ловил птиц в городском парке. В летние каникулы исчезал из дома на несколько дней, что приводило к скандалам с близкими. В подростковом возрасте Багрицкий заболел бронхитом, который перешел в астму. Заболевание медленно прогрессировало, и последние годы жизни поэт был прикован к постели.

   За «громкое поведение при тихой успеваемости» был исключен из реального училища и в 1913–1915 годах по настоянию родителей учился в землемерной школе. Одновременно работал редактором в одесском филиале Петербургского телеграфного агентства. Э. Багрицкий рано начал писать стихи. К 1912 году относится начало дружбы с талантливым молодым поэтом Натаном Шором (Анатолием Фиолетовым). Согласно легенде, они разыграли между собой два цвета — фиолетовый и багряный, и взяли себе псевдонимы согласно выпавшему жребию. А. Фиолетову Багрицкий посвятил (в рукописном варианте и первой публикации в журнале «Силуэты» в 1922 году) поэму «Трактир».

   По мнению критиков, на ранние произведения Э. Багрицкого оказали сильное влияние А. А. Блок, Р. Л. Стивенсон и Н. С. Гумилев. Его неоромантические стихи под псевдонимами «Дези» и «Э. Д.» публиковались на страницах одесского альманаха «Аккорды» в 1913–1914 годах. Часть произведений поэта печаталась под женским псевдонимом «Нина Воскресенская». В 1915 году его стихи печатались в газете «Южная мысль», альманахах «Серебряные трубы» (стихотворения «Креолка», «Конец Летучего Голландца», «Рудокоп») и «Авто в облаках» («Суворов», «Гимн Маяковскому», «Дерибасовская ночью»). В 1917 году вышел коллективный сборник «Чудо в пустыне».

   Э. Багрицкий был одной из самых заметных фигур в группе одесских литераторов, позднее ставших известными писателями, таких как Ю. К. Олеша, В. П. Катаев, С. М. Кирсанов. Друг юности Багрицкого В. М. Инбер вспоминала, что его «…творчество носило эстетский характер. Сильно подражал Игорю Северянину… Компания поэтов-одесситов, состоявшая из Багрицкого, Олеши, Катаева, Шишовой и Фиолетова вела богемный образ жизни… Собирались, читали стихи, жесточайше критиковали друг друга. Багрицкий играл ведущую роль, выступал в качестве ценителя стихотворений, знакомил друзей со всеми новинками поэзии. Был чрезвычайно эрудирован. В этой эпатажной среде господствовал дух протеста против академизма в литературе…». По словам самого поэта, в те годы он писал «о тиграх, о зверях, о Летучем Голландце и совсем не отражал явлений жизни».

   В 1917–1920 годах участвовал во многих литературных объединениях Одессы — Студенческом литературно-художественном кружке, «Зеленой лампе», образованных при Новороссийском университете, выступал в Литературно-артистическом клубе. После Февральской революции Э. Багрицкий вместе с А. Фиолетовым некоторое время работал в уголовном розыске в Одессе, но осенью 1917 года оставил службу для участия в персидской экспедиции генерала Баратова в качестве делопроизводителя. Весной 1919 года вступил добровольцем в Красную Армию, служил в политотделе Особого партизанского отряда ВЦИКа, затем в Отдельной стрелковой бригаде. Сочинял агитационные материалы — стихи и листовки. З. Шишова вспоминала, что «…их частушки ходили по всей Украине. Их «петрушки» собирали толпы на улицах и заставляли забывать о тифе и голоде». Летом перешел на работу в БУП (Бюро украинской печати).

   После окончательного установления советской власти в Одессу весной 1920 года приехал В. И. Нарбут и возглавил Южное бюро Украинского отделения Российского телеграфного агентства (ЮгРОСТА). В него вошли лучшие молодые левые писатели и художники Одессы — Ю. К. Олеша, В. П. Катаев, З. К. Шишова, А. Адалис, Л. И. Славин, И. Ильф, Е. Петров (тогда еще Е. П. Катаев), С. М. Кирсанов и др.

   Э. Г. Багрицкий вел культурно-просветительную работу в отделе изобразительной агитации, сочинял стихи и частушки для стенгазет, рисовал плакаты. Редактировал литературную страницу в одесских «Известиях», читал лекции о поэзии рабочим, участвовал в работе литературных кружков «Коллектив поэтов», «Хлам», «Мебос». Много внимания уделял преподаванию в школе поэзии «Потоки Октября». Большинство учащихся благодаря его урокам впоследствии стали переводчиками. Революционно-романтические стихи Багрицкого печатались в одесских газетах «Моряк», «Станок», «Шквал».

   В 1920 году его женой стала Лидия Густавовна Суок, дочь преподавателя музыки, эмигранта из Австро-Венгрии, чеха по происхождению. Весной 1922 года родился сын Всеволод.

   По настоянию В. П. Катаева в 1925 году Э. Багрицкий переехал в Москву и поселился в Кунцеве, сняв половину дома у железнодорожника Дыко, отца девочки, судьбу которой он описал позже в поэме «Смерть пионерки». Хозяин дома стал также прообразом героя поэмы «Человек предместья». Вступил в литературное объединение «Перевал», затем в Литературный центр конструктивистов, а в 1930 году стал членом РАППа (Российской ассоциации пролетарских писателей).

   Первая книга Э. Багрицкого «Юго-запад» вышла в 1928 году. В нее вошли поэма «Дума про Опанаса», переводы стихов Р. Бернса и В. Скотта («Джон Ячменное зерно» и «Разбойник») и стихотворения, большая часть которых была написана и впервые опубликована в Одессе. Главные герои его стихов — бесстрашные персонажи мирового эпоса, матросы, контрабандисты («Тиль Уленшпигель», «Птицелов», «Осень», «Арбуз» и др.)

   В поэме «Дума про Опанаса» происходит столкновение двух героев — украинского хлебороба, мечтающего спокойно жить и трудиться на свободной земле, и красного комиссара. Опанас бежит из продотряда Когана, под угрозой расстрела отбирающего хлеб у крестьян, но попадает в банду Нестора Махно. В эпилоге Багрицкий восхищается комиссаром, мужественно встретившим смерть в плену у бандитов, но сочувствует и «маленькому человеку» Опанасу. Незадолго до смерти Багрицкий вспоминал: «… я описал то, что я видел на Украине во время гражданской войны… Мне хотелось написать ее стилем украинских народных песен, как писал Тарас Шевченко. Для этого я использовал ритм его «Гайдамаков». Лирические отступления, напевность повествования, одухотворенное изображение природы ставят «Думу про Опанаса» в ряд лучших эпических произведений о Гражданской войне.

   Багрицкий безоговорочно принял Октябрьскую революцию и романтически воспевал новый мир, пытаясь для себя оправдать жестокость идеологии революционного насилия. В стихотворении «ТВС» из сборника «Победители» (1932) к больному туберкулезом, бредящему лирическому герою обращается призрак Феликса Дзержинского: «А век поджидает на мостовой, / Сосредоточен, как часовой. / Иди — и не бойся с ним рядом встать. / Твое одиночество веку под стать. / Оглянешься — а вокруг враги; / Руки протянешь — и нет друзей; / Но если он скажет: «Солги», — солги. / Но если он скажет: «Убей», — убей».

   Поэмы «Человек предместья», и «Смерть пионерки», входящие в сборник «Последняя ночь» (1932), посвящены борьбе новых поколений, устремленных в будущее, с мещанским миром прошлого. «Смерть пионерки» — единственное произведение Э. Багрицкого, многие десятилетия входившее в обязательную школьную программу. Существует две версии истории создания поэмы. По версии самого поэта, Валя Дыко, дочь его квартирных хозяев, умирая от скарлатины, отдала пионерский салют и отказалась надеть принесенный матерью крест. Однако в результате поисков на Кунцевском кладбище была найдена могила девочки и выяснилось, что она умерла в то время, когда Багрицкий уже не снимал комнату у ее родителей и не общался с ними. По другой версии, во время охотничьей экспедиции поэт стал свидетелем случая, когда умирающая деревенская девочка отказалась поцеловать икону и вскоре умерла. Последняя написанная Э. Багрицким поэма «Февраль» была опубликована после его смерти в 1936 году.

   Поэт много работал над переводами Р. Бернса, А. Рембо, Н. Хикмета, В. Сосюры, П. Маркиша, И. Купалы, М. Бажана и др.

   Московский климат плохо подходил для Э. Багрицкого, страдающего астмой. Зимой 1934 года он в четвертый раз заболел воспалением легких. Его друг Г. Мунблит вспоминал, что врачи и сестры больницы, где лежал поэт, говорили, что среди тяжелых больных они давно не видели такого мужественного, терпеливого и веселого человека. 16 февраля 1934 года Э. Г. Багрицкий скончался и был похоронен на Новодевичьем кладбище.

   В своих воспоминаниях Ю. К. Олеша писал: «Когда умер Багрицкий, его тело сопровождал эскадрон молодых кавалеристов. Так закончилась биография замечательного поэта нашей страны, начавшаяся на задворках жизни, у подножия трактиров на Ремесленной улице в Одессе, и в конце осененная красными знаменами революции и фигурами всадников — таких же бойцов за революцию, каким был сам поэт».

   Его вдова, Л. Г. Суок-Багрицкая, в 1937 году пыталась ходатайствовать за репрессированного мужа своей сестры В. И. Нарбута. Была арестована, осуждена и вышла на свободу только в 1956 году. Отбывала ссылку в Караганде и ежедневно должна была отмечаться в НКВД, здание которого стояло на улице, носящей имя ее мужа. Сын Всеволод, журналист, в годы Великой Отечественной войны не подлежал призыву из-за сильной близорукости, но настоял на отправке на фронт и погиб в 1942 году. Имя поэта увековечено в названии улицы в Москве и моста через реку Сетунь. Библиотеке № 199, расположенной на улице Багрицкого, также присвоено его имя.

   В Одессе на доме, где родился поэт (ул. Базарная, 40), установлена мемориальная доска. Его имя присвоено библиотеке (ул. Преображенская, 35-а.) и улице в Одессе. В честь 120-летия Э. Г. Багрицкого имя поэта увековечено на Аллее Звезд Одессы. В 2015 году на доме по адресу Дальницкая, 3, где семья поэта проживала в 1922–1925 годах, была установлена мемориальная доска Эдуарду и Всеволоду Багрицким.