125 лет со дня рождения писателя и литературоведа Ю. Н. Тынянова (1894-1943)


Тынянов Юрий Николаевич (1894-1943) -писатель и литературовед.
   Родился в семье врача. В 1918 году окончил историко-филологический факультет Петроградского университета. Во время учебы стал изучать жизнь и деятельность В. К. Кюхельбекера — лицейского друга А. С. Пушкина, поэта и критика, декабриста. Тынянов был первым, кто прочитал оставшиеся в рукописи произведения Кюхельбекера и впоследствии опубликовал их.
   В 1918-1921 годах служил в Коминтерне переводчиком французского отдела. В 1921-1930 годах — действительный член и профессор Российского института истории искусств, где читал лекции по истории русской литературы. Первая книга — «Гоголь и Достоевский. (К теории пародии)» — вышла в 1921 году. Уже в этой небольшой книге сказались характерные черты Тынянова как историка литературы. С поразительной интуицией он умел «читать текст», нащупывая в нем внутреннюю, затаенную жизнь.
   Немногим, однако, было известно, что Тынянов не только выдающийся ученый, но и человек с большим художественным дарованием. Среди этих немногих был К. И. Чуковский, нередко слушавший устные рассказы Тынянова, в которых тот представал «живописцем человеческих характеров», умевшим через мимическую сцену, через тут же импровизируемый диалог, через жест артистично воспроизвести образ и выявить существо личности как многих своих современников, так и людей прошлых эпох.
   К. И. Чуковский огорчался тем, что Тынянов-ученый не давал ходу Тынянову-художнику. И когда после услышанного им однажды из уст Тынянова рассказа о трагической жизни забытого поэта Кюхельбекера представился удобный случай. Чуковский сначала включил в план одного из издательств небольшую книжку об этом человеке, а затем отправился к Тынянову. «Если бы не бедность, угнетавшая его тогда особенно тяжко, он ни за что не взялся бы за такую работу, которая отвлекала его от научных занятий», — вспоминал Чуковский. С большой неохотой, но написать книжечку Тынянов все же согласился.
   Прошло всего несколько месяцев, и весьма взволнованный автор вручил изумленному Чуковскому увесистую рукопись «Кюхли», намного превышавшую запланированный объем. К столетнему юбилею декабрьского восстания книга увидела свет.
   Наука и литература органически слились в первом романе Тынянова «Кюхля» (1925). Была какая-то странность в названии произведения, даже некое противоречие между заглавием и подзаголовком «Повесть о декабристе». «Кюхля» — слово необычное, и, конечно же, не имя, а, скорее всего, ироническое прозвище. И прямо под этим словом на обложке — слова другие, говорившие о серьезном, о значительном, об одном из самых важных движений в истории России — декабризме.
   Контраст здесь явно входил в замысел автора: названием книги давалось понять, что на ее страницах речь пойдет о вещах непростых и противоречивых — лишь по видимости странных и даже смешных.
   Действительно, с первой же страницы своего романа Тынянов захватывает читателя движением от простого к сложному. От мелких подробностей быта давно ушедшей эпохи к постижению ее драматических противоречий. Круг захватываемого книгой жизненного пространства становится все шире, а ее проблематика — все более волнующей. История смешного долговязого мальчика вырастет в повесть о декабристе и в роман о декабризме.
   Писатель и революционер, «пропавший без вести, осмеянный понаслышке», как писал автор о Кюхельбекере во вступительной статье к собранию его стихотворений, ожил в романе во всей силе своих чувств, надежд и стремлений. «Кюхля» — роман-биография. Но, следуя за героем, читатель как бы входит в портретную галерею дорогих своему сердцу людей, и каждый портрет — а их очень
много — написан свободно, тонко и смело. Везде чувствуется взгляд самого Кюхельбекера, иногда кажется, что он сам рассказывает о себе, и чем скромнее звучит его голос, тем отчетливее вырисовывается трагедия исторической судьбы народа.
   Особый смысл имеет у Тынянова география глав, это подчеркивание перемещений героя, его странствований и скитаний. Построение книги, ее композиция, ритм, образуемый последовательностью, масштабом и звучанием ее частей, — все это служит выражению ее главных тем.
Жизнь Кюхельбекера предстает в романе как странничество, как непрерывное скитальчество. Тынянов ничего тут не выдумывает, он верен правде документов, фактов, свидетельств современников. Его роман можно было бы назвать документальным в том смысле, что все главные события, все обстоятельства жизни героев могут быть подтверждены сохранившимися документами.
   Роман «Смерть Вазир-Мухтара» (1927-1928) посвящен А. С. Грибоедову. Перед читателем — не классик, заслуживший вечную благодарность потомков, а друг декабристов, автор запрещенной комедии, так и не увидевший ее ни в печати, ни на сцене. О «Горе от ума» в романе говорится мало. Вместе с тем весь роман — это как бы огромный психологический комментарий к гениальной комедии. Все ясно — и причины, по которым она осталась в сущности единственным произведением Грибоедова, и тот факт, что автор этой комедии стал полномочным министром русского правительства, Вазир-Мухтаром.
   Тынянов — не только исторический романист, историк и теоретик литературы, но и автор сценариев фильмов «Шинель» (1926) и «СВД» («Союз великого дела», 1927). Он много занимался переводами — широко известны его переводы поэм и стихотворений Гейне. Среди исторических повестей и рассказов Тынянова — «Подпоручик Киже» (1928), «Восковая персона» (1931), «Малолетний Витушишников» (1933).
   С увлечением работал Тынянов над созданием серии «Библиотека поэта» — одного из замечательных начинаний М. Горького. Он возглавил всю научно-исследовательскую работу, связанную с изданием серии.
Начиная работу над романом «Пушкин» (ч. 1-3, 1935-1943), писатель думал, что этой книгой будет закончена трилогия «Кюхельбекер — Грибоедов — Пушкин». В первых вариантах роман начинался с Абиссинии, с предков Пушкина. Потом Тынянов оставил этот замысел, решив следовать за пушкинским планом автобиографии, который относится к 1830 году и публикуется обычно под названием «Программа записок». Писатель заново прочел этот маленький текст и положил его в основу первой части романа. Ему удалось расшифровать многие загадки, начатые и брошенные фразы, фамилии. Опираясь на ничтожные данные, он угадывал главное и строил на нем свое повествование. Но роман «Пушкин» не был доведен до конца.
   В течение многих лет Тынянов был тяжело болен. Во время войны, в условиях эвакуации, он написал третью часть романа «Пушкин» и рассказ о генерале И. С. Дорохове, герое Отечественной войны 1812 года, который сражался и одержал победу под Вязьмой (в те дни, когда писатель работал над рассказом, под Вязьмой шли ожесточенные бои).
Как и у всякого подлинного художника, у Тынянова был свой круг тем, своя идейная проблематика, свой жизненный «материал», свое эстетическое восприятие действительности, своя поэтика, своя стилистика. Художественная оригинальность Тынянова связана с тем, что он был активным участником литературного процесса, в котором ему удалось сказать свое слово.